Форумы
 
Время работы магазинов
 

 

Секретариат конференции

Утром 6 января 2007 года на Красном море в районе городка Marsa Alam, при погружении у рифа Elphinstone, пропала группа дайверов из пяти человек. Вечером того же дня один из участников группы – Владислав Лукьянченко - добрался до берега и вызвал спасателей.

Однако поиски остальных четверых не принесли результатов.

Елена Сундукова и Дмитрий Капитонов (россияне); Michel van Assendflft (гражданин Голландии); Mahmoud Ahmed Hamdan (гражданин Египта).

Те, кто был на предыдущих наших аквариумных конференциях (в феврале 2005 и 2006 гг.) вероятно помнят девушку-переводчицу – Лену Сундукову. Все, кто знали её согласятся – это удивительно светлый человек, с потрясающей любовью к жизни. Горный туризм, скалолазание, яхтенный спорт и дайвинг… Вряд ли этот список её увлечений получился исчерпывающим. Те, кто очень любит и чувствует жизнь, часто любят риск. Преодоление себя и обстоятельств делает нас крепче физически и морально. Просто не надо забывать, что горы и океан всегда могут оказаться сильнее.

Известия пришли 7 января. Сначала совсем сумбурные – сбивчивые и неправдоподобные. Сейчас уже есть ответы на некоторые вопросы. Есть свидетельства Владислава Лукьянченко, которому удалось спастись. Что-то рассказали их друзья, оставшиеся в тот день в отеле, а также дайверы из разных стран, погружавшиеся в те же дни на рифе Эльфинстоуне, и участники поисково-спасательных работ. Возможно, пройдет время, и мы узнаем что-то ещё.

Как это, видимо, было (коротко – только основное)

Они ушли под воду в 9:00 и всплыли примерно в 9:30 утра 6 января.

Дошли до глубины примерно 25 м (глубже погружаться не планировалось). Кто-то из дайверов обратил внимание остальных на силуэты крупных рыб (вероятно акул) в стороне от рифа… Часть группы двинулась за ними в сторону от рифа, по течению, набирая глубину. Когда Лене удалось их остановить, ситуация уже стала критической: произошел отрыв от рифа в условиях отжимного течения, а достигнутая глубина сильно превышала плановую и не соответствовала подготовке группы.

Группа попыталась вернуться – поплыли над отрогом рифа вдоль него, постепенно уменьшая глубину. Однако до стенки рифа добраться не удалось. Активное движение против течения на большой глубине сопровождается большим расходом воздуха. У одного из участников закончился воздух и ему, вместе с сопровождающим, пришлось всплыть слишком быстро, пренебрегая декомпрессией. Движение группы против течения было остановлено, а визуальный контакт с дном и рифом – потерян.

В 9:30 – вся группа была на поверхности. Лена собрала всех вместе. Рифа видно не было, своего катера – тоже. Метрах в 300-400 увидели сафарийную яхту. Пытались подавать сигналы, однако их не заметили.

Берег было видно (примерно в 10 км). Течение несло их на север (вдоль берега). Чтобы не замерзать, решили плыть к нему, но, не спеша, и ждать пока их найдут.

Только через час моторист их катера, не имевший ни достаточного опыта, ни средств связи, попытался что-то предпринять. Драгоценное время ушло на панику, обсуждения и телефонные звонки. В конце концов, несколько катеров попытались начать поиски. Однако, вели их неумело и недостаточно активно.

Руководство дайв-центра, принимавшего ребят, получило с моря информацию о происшествии. Но его владелец лишь в 8 часов вечера, когда совсем стемнело, обратился полицию.

Тем временем группу уносило всё дальше от рифа. Шансы обнаружить их в условиях неспокойного моря без вертолета таяли с каждой минутой. Двое из участников выбились из сил, кроме того, к вечеру течение видимо поменяло направление, ребята устали и сближение с берегом прекратилось. До наступления ночи они встретили еще два случайных судна, но привлечь их внимание не удалось.

В 18 часов (когда уже стемнело) Владислав Лукьянченко попросил у Елены разрешения на попытку доплыть до берега в одиночку, и она его отпустила. С огромным трудом примерно в 21 час Владислав добрался до берега у одного из отелей. Поднял тревогу, объяснив, где примерно находятся остальные.

Тем не менее, и на следующий день (8 января) поисковые работы всё еще не были развернуты в сколько-нибудь достаточной мере. Друзьям и родным пропавших пришлось обивать пороги и обрывать телефоны МИДа, российского и голландского консульств…

В конце концов, удалось развернуть серьёзные поиски на море и вдоль берега, привлечь вертолёт, а впоследствии – и самолёт.

В Египет приехала поисковая группа из Голландии, прилетели из Москвы друзья Лены и Дмитрия. Родственники и друзья гида-египтянина – тоже не остались в стороне. Все усилия оказались напрасны.

К моменту публикации настоящего сборника прошел уже почти год. Их не нашли до сих пор. Ни их, ни каких-либо элементов снаряжения.

Могла ли Лена выплыть вместе с Владиславом Лукьянченко? Физически – наверняка. Но, как инструктор – не могла бросить своих студентов, разделив их судьбу… И судьба эта оказалась суровой.

Первая половина января в Египте вообще выдалась скорбной. Помимо описанного случая, на Красном море погибли четверо россиян. Однако, именно пропажа сразу целой группы взбудоражила очень многих. Дело дошло до того, что проблему безопасности водолазов-любителей затронул президент России. 27 января, во время поездки на Дальний Восток, он заявил: «Может быть, граждане будут проводить больше времени на территории РФ, и тогда меньше будет трагедий в других странах, связанных с подводной охотой и дайвингом».

В Египте изменены правила оповещения различных служб, в случае пропажи дайверов на погружении. Против дайв-центра, так бездарно потерявшего ребят, было возбуждено уголовное дело. Однако вскоре оно было закрыто – по мнению Египетской прокуратуры, там всё в абсолютном порядке.

А нам осталась только память.

 Елена Сундукова

назад к оглавлению >>

Социальные сети
Рейтинг@Mail.ru